=Liria=
LiriaDouleur
Последнее время мне кажется, что я стала слушать ОЕ прежде всего потому, что если бы не Святослав с его восхищением, я бы так и не добралась до трилогии...
Когда смотришь в оригинале, эмоции зашкаливают. Я всё больше нахожу там себя. Мафия - это тот же бизнес, как та херня, в которую я была втянута в этом году, единственное что: я имела возможность выйти из неё живой.
А семья?! Она же утекает как песок сквозь пальцы у меня, точно, абсолютно ! точно так же, как у Майкла!
Фредо! Фредо — это уму непостижимо, он слабоволен, как Жозеф, несдержан на язык, как Люсьен и задумчиво-безумен, блаженен, как Луи! В одном персонаже три моих брата! Да что там, и от Жерома в нём эта детская непосредственность, так что всех братьев! И так больно видеть, как всё, секунду назад этот хрупкий карточный домик казался таким прочным. Но подул ветер, а клей фундамента не успел схватиться...

Боже, неужели я в конец обезумела?!

Никогда в жизни ни одна картина так точно не попадала, как нож в сердце, в моё эмоциональное, духовное и физическое состояние.
Может быть, это осень... я не знаю! Сегодня, сидя на кухне, я так отчётливо представила, как я вскрываю себе вены в нашей отремонтированной ванной. И ещё подумала, как больно! Как это должно быть больно, и как можно совершить такое усилие, и чем распороть себе запястья?! Мне осточертело быть нелюбимой... осточертело.



Я смотрю на Майкла — вот он, мой полковник Аурелиано, бессмертный герой невидимой войны, которая не прекращается. И я — это он, но я и его спутница, мать его детей, за этим человеком ступающая в огонь. Я бы бросилась под пули, заслоняя его собой, как Клара, безумная от любви к своему Бенито. Только такие мужчины сильнее меня, только они и ещё дети имеют власть надо мной, потому что они непостижимо прекрасны, недосягаемы. Он — сакральное чудовище, как же мне не наделать его ошибок и как научиться чувствовать, не возвращаясь к своему идеалу: рацио с мужским лицом, Марс во плоти?!

@темы: Ego_истый_эгоист, Circonstance, Bitte-bitte gib mir Gift, Une vue de l'esprit, В плену у кино, Письма никому, внесите мой моСк!, за окном ночь